Последние новости

Искусство одного сантиметра

23.09.2012
Искусство одного сантиметра
«Мужской костюм - это моя страсть, это основа гардероба, все остальные вещи – это все только приложение к костюмам», - делится Ферутдин Закиров, основатель марки FERU и владелец одноименного бутика. Любовь к мужским костюмам превратила его из восторженного ценителя сначала в искушенного знатока, а потом в безупречного мастера стиля. Объединяя в марке FERU все самое лучшее, что есть в мире, он создает мужскую одежду на грани культурного феномена

FR#14, январь 2011

FERU, авторская марка и монобрендовый бутик Ферутдина Закирова, уже более четырех лет является эталоном элегантного стиля, изысканности и роскоши. За это время понятие "безупречный мужской гардероб" и FERU стали синонимами. В бутике FERU представлены исключительного качества вещи, которые при всем желании невозможно отыскать нигде в мире. Это настоящие шедевры портняжного искусства, которые лучшие мастера мира создают вручную по специальному заказу г-на Закирова. «Фирменные фишки» FERU - безупречный сервис и эксклюзивные услуги: полное формирование индивидуального гардероба с возможным выездом к клиенту, консультации по созданию имиджа, а также пошив костюма по индивидуальным меркам из редких тканей. «То, чем я занимаюсь, находится вне мира моды, – утверждает Ферутдин. – Я на нее не оглядываюсь. Моя концепция моделей – это модернизированная элегантная классика: чуть уже лацкан воротника, чуть более приталенный силуэт пиджака. Везде по чуть-чуть, но если человек надевает мой костюм, он выглядит на пять-шесть лет моложе».

Неудивительно что, бутик FERU, созданный в 2006 году по проекту известного во всем мире испанского архитектора Уго Палареса, считается одним из самых престижных магазинов столицы России.

А начиналось все с 1994 года, когда Ферутдин Закиров открыл свой первый мультибрендовый магазин мужской одежды в Узбекистане под названием Europa Exclusive. Магазин представлял такие мировые бренды, как Kiton, Zilli, Etro, Pierre Balmain, Lanvin, Karl Lagerfeld, Francesco Smalto, Dormeuil, Brioni, Canali, Zegna, Mont Blanc, Attоlini, Balantyne, Fedeli. Потом Ферутдин Закиров предложил эти марки успешным деловым людям в России, открыв бутик в Москве, который с самого начала был не просто магазином. Это был настоящий салон - мастерская стиля. Здесь создавались индивидуальные коллекции одежды, обуви, аксессуаров. До недавних пор это делалось с помощью самых известных итальянских марок. Но поскольку идеально кроят одни, технологии разрабатывают другие, умело сочетают роскошные ткани третьи, Ферутдин решил создать собственный бренд, объединяющий лучшее, что могут предложить самые лучшие фабрики в мире, с которыми он сотрудничал. Так Europa Exclusive превратилась в авторский магазин мужской одежды FERU. Теперь за качество и ассортимент Ферутдин Закиров отвечает своим именем и репутацией. Логотип с личной подписью владельца бутика – гарантия безупречного качества.

«Под сильным брендом можно спрятаться. У меня нет такого бренда, мне спрятаться негде. Поэтому я должен делать качественные вещи и этим завоевывать доверие и расположение клиентов. У известных брендов много дизайнеров, и они очень зависимы от спроса. Дизайнеры создают сезонную коллекцию, потом отдел маркетинга оценивает емкость рынка, ценовую политику, и, если идеи дизайнеров не вписываются в рамки маркетологов, они не пускают продукт в продажу. Я не могу сказать, что совсем независим, но я независим от такой плановой политики. Когда я делаю коллекцию, то не задумываюсь над тем, сколько это будет стоить. Я озабочен лишь тем, чтобы сделать уникальные и качественные вещи. Когда клиент радуется покупке – я понимаю, что моя миссия выполнена».

На сегодняшний день бутики FERU открыты в Москве, на Кузнецком Мосту и Кутузовском проспекте, а также в Ташкенте, Алма-Ате и Астане. В зависимости от особенностей каждого из городов разрабатываются три разные коллекции с преобладанием тканей, адаптированных под местный климат. Например, для Москвы шьются вещи более смелого кроя и цвета, ведь здесь больше людей путешествующих, а значит, клиенты FERU могут в Москве подобрать одежду для Лазурного берега или Сардинии.

В бутике FERU есть все – и это не преувеличение. Размерный ряд от 44-го до 66-го со всеми полуразмерами. Костюмы однотонные, полосатые, клетчатые, из гладкой и фактурной ткани, на подкладке которых красуются слоны и тигры из великой Книги Махараджей. Количество всевозможных смокингов огромно. Галстуки на разный рост, разноцветные и однотонные, шелковые и вязаные. Белье, халаты, домашние смокинги — стеганые шелковые куртки для того, чтобы курить сигару у камина. Туфли из крокодиловой кожи не просто разных цветов, но разных оттенков. Все цвета радуги – в дополнение к классическим черному, серому и коричневому.

Особое изумление посетителей обычно вызывает самая большая в мире коллекция вещей из викуньи – самой дорогой и самой нежной в мире шерсти, практически невесомой и теплой, как гагачий пух. С одной викуньи раз в два года можно настричь 250 г шерсти, из которой получается 120 г пряжи. Толщина пряжи всего 12-13 микрон, поэтому до последнего времени из нее умели только ткать костюмную шерсть. Теперь викунью вяжут. Соответственно, в бутике FERU можно найти не только пальто и костюмы из викуньи, но и свитеры, шарфы, кардиганы. Не только в натуральных цветах.

Возникает логичный вопрос – зачем так много? «У меня такой принцип, - объясняет г-н Закиров, – не ограничивать клиента. У нас не существует слова «нет». Все бутики работают по формуле: заказать в начале сезона, чтобы потом за сезон продать коллекцию. Но у меня эта задача не стоит! У меня в магазине в любое время года должен быть полный набор. Когда придет клиент, - все должно быть в наличии, в том числе и размер. Какой бы клиент, и когда бы он ни зашел к нам в магазин, ему будет предложено 15-20 костюмов из самых изысканных тканей.

Кроме того, кто-то может потратить 10 тысяч долларов на костюм, кто-то 50 тысяч, у кого-то вообще нет границ. Но много вы знаете мест, где человек может потратить полмиллиона долларов на одежду за один раз? У нас это возможно, и людям это нравится.

Когда что-то заканчивается, менеджеры пишут ноту, и мы дозаказываем. Поставки мы получаем каждый день, пополняем и обновляем коллекции. И моя задача – не быстрее продать и избавиться, я стремлюсь к тому, чтобы у меня все было в наличии, в том числе обувь, белье, носки, аксессуары, чтобы ассортимент был полным, все позиции, все цвета. И в этом наше сильное преимущество! Представьте, что в центре Москвы есть огромный склад вещей - люкс для джентльменов, людей-ценителей. Не надо ждать, заказывать, искать обувь в одном магазине, пиджаки - в другом, а можно в любой момент прийти и просто выбрать».

За 19 лет через руки Ферутдина прошло столько костюмов, что он на ощупь понимает шелковистость шерсти и тонкость хлопка. А на глаз он способен определить лишние или недостающие сантиметры в общей геометрии костюма.

«Рисунок линий мужского костюма можно без преувеличения назвать «искусством одного сантиметра» - ведь его силуэт должен меняться вместе со временем, оставаясь по определению неизменным. А потому формула кроя – это баланс возможного на грани допустимого».

Такие замечания мог сделать только самый настоящий гуру. Именно поэтому костюмы FERU шьются вручную на фабриках-«сарториях». По мнению Ферутдина Закирова, в мире осталось всего пять достойных фабрик, и все они находятся в Италии. Мастерство портных сарториальных фабрик выработано годами не только в их жизни, но и нескольких поколений. Так, например, одна женщина на фабрике работает 30 лет, и все эти 30 лет она втачивает рукав. Другой – потомственный раскройщик брюк: он очерчивает линию кроя на глаз, сразу на ткани.

«Когда на выходе в результате этого слаженного коллективного труда многих людей собирается костюм, для меня это – волшебство! В этом процессе есть какая-то магия. Если бы все не было так, таких фабрик было бы очень много. Но таких фабрик единицы, и сшить хороший пиджак очень сложно, я знаю это изнутри, как никто другой», - делится Ферутдин.

В костюмах FERU всего 4-5 машинных швов – они нужны для поддержания каркаса. И ни капли клея. Все остальные связи создаются только руками. Каждая операция, каждый шов здесь контролируется – ведь один неверный стежок может пустить в неверном направлении все действие. Один лишний миллиметр к следующей операции может превратиться в два лишних миллиметра. Бригадир не просто измеряет длину-ширину детали: специальными сантиметрами проверяет соответствие пропорций размерам, форм – лекалам. Все детали оснащены этикетками, где, как в настоящем паспорте, размещается очень подробная информация о пиджаке: ткани, стадии изготовления, размер. Сборка костюма превращается в священнодействие.

«У меня есть цех, - рассказывает Ферутдин Закиров, - в котором один человек шьет один костюм. На пошив костюма уходит до трех месяцев, но результат стоит того, чтобы ждать. Это все равно, что собрать на заказ Rolls-Royce или ружье. Поэтому мой костюм может надеть президент страны. А костюм Armani или Dolce &Gabbanaему не подойдет, у них посадка для другого типа фигуры».

Ферутдин Закиров говорит, что его клиентами становятся те, кто прошел все, от fashion-брендов до одежды «от кутюр». Двадцать лет назад Россия открыла границы, люди начали зарабатывать большие деньги, у них появились возможности их тратить. И сначала мужчины-покупатели открыли для себя fashion-бренды, затем примерили костюмы Kiton и Brioni, а потом пришли в FERU. Этот процесс похож на смену автомобилей: сначала человек покупает Volkswagen, потом – Mercedes Е-класса, меняет его на S-класс, затем делает тюнинг и, наконец, приобретает Ferrari, Rolls-Royce или Bentley. И вот тогда он сможет по достоинству оценить путь, который прошел, и, как говорят в рекламе, «почувствовать разницу». А если человек сразу купит Bentley, то этой разницы не почувствует. Это люди, которые много путешествуют, знают цену вещам, деньгам и времени. Это люди с устоявшимся мнением, которые полагаются на свое внутреннее чутье больше, чем на рекламу, которые делам доверяют больше, чем словам. Не нувориши и выскочки, а «старые деньги», известные предприниматели, высокопоставленные чиновники, руководители предприятий. Имена одних – на слуху, имена других – известны лишь в узком кругу. Это люди-максималисты, им трудно угодить, возможности выбора у них колоссальные, но если заслужить их доверие, они остаются преданы марке на долгие годы.

И сам Ферутдин Закиров, и его продавцы досконально знают гардероб своих клиентов, поэтому часто продажи строятся не по стандартному подходу «Обратите внимание, это наша новинка», а по принципу: «В вашем гардеробе этого нет». «К счастью, все большее число людей понимает, что гардероб должен служить человеку, а не человек – гардеробу. И для нас это важно. – говорит Ферутдин, - Потому что я открывал бутик не для того, чтобы продать одну рубашку или одну пару обуви человеку, который просто проходит мимо. Мы хотим максимально разгрузить нашего покупателя, взять на себя все вопросы, связанные с его гардеробом. И сейчас наши клиенты не ходят по магазинам, они занимаются своим бизнесом, а все остальное делаем мы». FERU не только продает одежду и обувь, уход за предметами гардероба и собственно его подбор специалисты бутика тоже берут на себя, считая искусство гладить утюгом не менее важным, чем работа иголкой.

Для постоянных клиентов, чьи вкусы хорошо известны, предусмотрена услуга «выезд к клиенту». Одежду привозят в офис или домой.

К сожалению, проблемы с персоналом возникают и в таком бизнесе. Закиров объясняет это спецификой мегаполисов. «Москва – огромный город, сюда приезжают люди из всех стран СНГ. Иногда кажется, что все они воспитаны исключительно на сказках о русалках и алых парусах. Они готовы всю жизнь ждать чуда и считают, что у соседа всегда трава зеленее, – удивляется Ферутдин. – У нас в Ташкенте три бутика, там продавцы по 10–15 лет работают. В Москве продавцы могут до бесконечности переходить из одного бутика в другой. Только устроился работать, у соседа предложили на $100 больше – сразу же ушел. С такой текучкой тяжело справляться. Но мне это пока удается».

Когда он едет в Италию, то часто берет с собой продавцов, чтобы те познакомились с работой фабрики, научились разбираться в тканях, поняли, из чего и как создается продукт. И постоянные клиенты обращаются сразу к тому консультанту, к которому привыкли.

О развитии бизнеса с точки зрения количества магазинов говорить пока сложно. «Тиражирование формата нанесет урон качеству, – размышляет г-н Закиров. – Я сам смогу открыть максимум еще пять бутиков. А найти партнера – это особое искусство».

Знание продукта, обогащенное знанием гардероба клиента и дополненное послепродажным сервисом, – такова нынешняя стратегия FERU. Сервис же можно оттачивать до бесконечности.

Ферутдин считает себя упрямым, не стесняется своих амбиций, а успех объясняет точным пониманием того, чего ты хочешь в жизни.

«Какие у человека есть намерения, то он и получает в итоге. Намерение должно быть искреннее, - считает он.- Например, если у человека внутреннее намерение одно, а вслух он говорит о другом, получается раздвоение, и цели он не достигает. Потому что он декларирует одно – например, деньги, положение в обществе, а внутренне стремится совсем к другому – например, заниматься тем, чем ему нравится, или не заниматься тем, чем не нравится. Поэтому у него и не получается. Если же его намерение идет от сердца, от души, и он действует, согласно этому намерению, то он все равно своего добьется, иначе и быть не может. Когда я начинал, у меня не было желания заработать денег и разбогатеть, меня гораздо больше привлекал сам процесс, я стремился находить, а потом и шить красивые и качественные вещи, без разницы, сколько это стоит. И сейчас моя одежда – это моя гордость, мои амбиции. Многие решения существуют только у меня в голове, в сердце, в душе. Какие-то идеи рождаются спонтанно, экспромтом, быстро. Как это можно скопировать? Это будет подобие, а не оригинал!»

Сам Ферутдин уважает людей, которые развиваются, уважают других людей и так же, как и он сам, знают толк в настоящем. Те, кто способен восхититься углублениями от иголок на коже мокасин, которые сшиваются вручную. Эти неровности – высший пилотаж, ручная работа. Те, кто в костюме ценит не только материал – из чего, но и как – линию кроя, рисунок силуэта, ровные, но не механические строчки живых ручных швов. Тех, кто понимает, что на фабрике массового пошива, так называемой, «традиционной», никогда не сошьют настоящий «сарториальный» костюм, даже если его будут шить вручную. Так же, как «Mercedes» никогда не станет заменой «Rolls-Royce», потому что в основе их разные идеи.

Анна Комиссарова

Рейтинг

Наши партнеры