Последние новости

Поэзия в сорочке

23.09.2012
Поэзия в сорочке
Юлия Великовская, автор проекта JVFashionyoucanwear, доказывает: женская офисная сорочка способна на многое. Она может быть строгой и одновременно романтичной, сложносочиненной и одновременно лаконичной, спокойной, но в то же время смелой… Более того, такие оригинальные рубашки-трансформеры из хлопка могут продаваться по доступной цене, через интернет-магазин, с доставкой по всему миру. Согласитесь, настолько грамотный подход к организации fashion-бизнеса — большая редкость для новых марок. Как Юлии удается успешно совмещать функции дизайнера и управляющего, выяснял FR

FR#20, июль 2012

— Юлия, расскажите, с чего все началось, почему решили создать собственную марку?

Очень просто (улыбается). По образованию я дизайнер по костюму, но никогда не работала по специальности, выбирая профессии около моды. Fashion-ретейл, маркетинг, индивидуальный пошив одежды, визуальный мерчандайзинг за моими плечами серьезный опыт работы во всех этих сферах. Но, тем не менее, в какой-то момент меня стала преследовать мысль о том, что я занимаюсь не своим делом. И вроде все было неплохо интересная область деятельности я тогда работала визуальным мерчандайзером, приличный оклад. Но развиваться было некуда: визуальный мерчандайзинг очень узкая специальность. Я понимала, что смена места работы и переход на более высокую должность по сути ничего не изменят. Будет просто другая компания, другие люди, другой масштаб. Меня не покидало ощущение, что я должна заниматься тем, о чем мечтала, когда шла учиться на дизайнера одежды.

Первый шаг был самым сложным. Чтобы его совершить, потребовалось немало смелости. Но потом стало намного проще я поняла, что нашла именно то, что искала.

Мы запустили проект 20 декабря прошлого года. С тех пор мы уже продали первый небольшой тираж, состоящий из 100 единиц и 10 моделей, отшили еще несколько, и в разработке новая коллекция. Если первая коллекция была полностью экспериментальной, с минимальными инвестициями, то сейчас я точно понимаю, что интересно людям. И меня окружает уже целая команда единомышленников.

— Сколько в ней сейчас человек?

В штате только один сотрудник, вне штата семь. Я считаю, что самое важное это расставить правильных людей по правильным местам. При этом частичная занятость и сдельная оплата лучше, чем 40 часов в неделю на работе, которая в тягость. А это происходит, когда человек делает не то, что он хочет, или занимается не совсем своим делом. Поэтому я внимательно наблюдаю за тем, как люди чувствуют себя в проекте.

— Как вы искали правильных людей? Профессионалы редко ввязываются в стартапы…

Я понимаю, что для определенного типа профессионалов финансовая мотивация очень важна. Они нацелены на продвижение по карьерной лестнице и последовательное повышение зарплаты. Конечно, такие люди не будут бросаться в омут с головой в проекты с неопределенным будущим. Но я-то знаю, что у нас оно будет светлым (улыбается). В разработке сайта активно участвовал мой партнер, который изначально посчитал проект жизнеспособным. Маркетинг-менеджер нашелся через интернет, а в наш блог стала писать одна из клиенток. Когда у нас еще не было курьера, я развозила вещи сама, потому что мне было интересно, как вещь сидит, и что о ней думает покупательница. Так я и познакомилась с внутренним бизнес-тренером одной крупной компании. Ей настолько понравилась наша сорочка и проект в целом, что она предложила свою помощь. Оказалось, она интересно пишет, даже выиграла литературный конкурс.

— Кстати, почему вы стали заниматься именно сорочками?

Еще когда я работала с клиентами в частном порядке, поняла, что многие девушки хотят выглядеть интересно, при этом оставаясь в рамках офисного дресс-кода. Так что потребность была давно сформирована, а рыночный ассортимент в этом сегменте до сих пор остается однообразным. Поэтому я с самого начала знала, что проект JV Fashion you can wear будет нишевым. В процессе запуска собственной марки для меня открытым оставался лишь вопрос масштаба и самоподачи.

С одной стороны, есть мощный масс-маркет с марками тотал-лук, где покупатель может найти абсолютно все. Но я не хотела ввязываться в эту историю, и пошла по другому пути. Мне нравится работать с хлопком, внутри одного ассортимента. И я очень люблю рубашки.

Мы предлагаем сорочки приталенного силуэта с интересными съемными деталями: воротниками, бантиками, брошками. Их можно по-разному сочетать между собой, их можно снимать, одевать, перевязывать, меняя романтический образ на классический и наоборот. Конечно, мне хочется стилистически расширить ассортимент, добавить кэжуал, строгую классику, что-то очень дизайнерское, чтобы у людей был выбор, а у меня возможность заявить о себе как марке, которая на российском рынке предлагает хорошие рубашки. Чтобы покупатель задумался, в Zara ему идти за рубашкой или ко мне. Это мои амбициозные планы на ближайший год.

— По каким каналам вы сегодня реализуете свою продукцию?

Мы реализуем вещи только через собственный интернет-магазин. Пока мы не представлены ни на одной офлайновой площадке. Сотрудничество с Sunday up market нам невыгодно тираж наших коллекций небольшой, соответственно, себестоимость сорочек итак высокая, а с учетом наценки 150% стоимость вещи в рознице вообще достигает 7-9 тысяч. Конечно, нашлись бы покупатели, которых устроила бы и такая цена. Однако идея марки заключается в том, чтобы сделать дизайнерские вещи доступными широкому кругу покупателей. Это моя принципиальная позиция, поэтому я буду всеми способами стремиться к снижению себестоимости и розничной цены.

— Но это возможно только при условии роста объемов производства. Сможет ли только интернет-магазин обеспечить необходимый объем продаж?

Пока сложно говорить о какой-то системе. Покупки совершаются ежедневно, в среднем по 2-3 вещи, но мы получаем и более объемные заказы. Сейчас мы немного изменили стратегию у нас на сайте появилась опция заявки для клиента. Этот инструмент помогает нам определить, какое количество продукта нужно производить в единицу времени, чтобы в результате было меньше остатков и больше продаж. Также функция заявки позволяет более детально изучать спрос, и лучше понимать, куда двигаться дальше.

— Где вы отшиваете изделия?

Пошив мы отдаем на аутсорсинг. Конечно, это рождает свои трудности приходится постоянно рисковать. Раньше мы отшивали коллекции в подмосковном городе Королев, но качество исполнения оставляло желать лучшего. Потом по рекомендациям мы нашли небольшой цех в Москве. В дальнейшем мы планируем размещать производство либо в одном из городов России, либо в Турции.

— Как вы продвигали марку?

Очень просто. Когда коллекция была готова, я написала письма в редакции интернет-журналов и проектов о моде, в которых рассказала о себе и выразила желание сотрудничать. На мое удивление, многие откликнулись. Информацию о нас бесплатно опубликовали Look at Me, Be-in, Passion.ru и другие сайты. Только однажды мы заплатили за рекламу в журнале Seasons, в фестивале которого мы решили принять участие. Для нас офлайн это новый формат, в котором мы выступим впервые специально для тех, кому пока страшно заказывать вещь через интернет.

— Несмотря на то, что вы предлагаете сорочки для офиса, у них совсем не серьезные названия — «Лукошко у окошка», «Цветущий пень», «Память о Леопольде»…

Я долго думала, как назвать модели. Стандартно «001/004» или «Ника/Анжелика», или поэкспериментировать, играя в ассоциации. Некоторых клиентов названия моделей смешат, некоторых раздражают. Но я не могу сказать, что они сильно влияют на продажи. Вряд ли они способны оттолкнуть от покупки, скорее, они привлекают определенный тип людей.

— Какой?

Моя целевая аудитория это современные горожанки в возрасте 25-40 лет, которые очень осознанно подходят к процессу покупок. Среди них есть и представительницы творческих профессий, и банковские сотрудницы.

— У вас действует функция зарубежной доставки. Как она организована? Были ли уже заказы из-за границы?

Да, однажды поступил заказ из Италии от русской девушки. Я спросила у нее: «Зачем? В Италии же нет проблем с одеждой». А она отвечает: «Мне просто нравятся ваши сорочки, и я по родине скучаю». Потом рассказывала, что ей не раз делали комплименты и узнавали, откуда вещь.

Из регионов России тоже поступают заказы. Доставка осуществляется с помощью ЕМS. Кстати, раньше я хуже думала об этом сервисе, но из Москвы до Владивостока вещь доходит за 7 дней. По сравнению с двумя месяцами «Почтой России» это прекрасный вариант, и у меня еще не было ни одного случая возврата. Вообще, на мой взгляд, организовать доставку в регионы технически даже проще, чем по Москве. Здесь нужно координировать работу курьера, встречаться с ним на это расходуется очень много времени. А в случае с регионами я сама по телефону общаюсь с заказчиками и при этом узнаю много интересного. Поскольку мы предлагаем изделия из хлопка, скроенные по фигуре, я всегда перепроверяю все данные. Женская психология такова, что покупательницы привыкли думать, что они меньше, чем есть на самом деле. Очень часто девушка пишет, что у нее 44-й размер, а узнав из разговора точные мерки, понимаю, что речь идет о 48-м размере. В таких случаях я просто отрезаю бирку с указанием размера, чтобы не травмировать человека.

Я знаю, что пока у проекта нет достаточного финансирования, я могу привлечь людей только своим отношением к ним, искренне предлагая то, что им нужно. Я веду клиентскую базу, где детально описываю тип внешности, увлечения и интересы клиенток, чтобы понимать, что можно им предложить в дальнейшем.

Я человек скорее практичный, чем творческий. Мой подход к дизайну это синтез и анализ. Все, что я вижу вокруг, стараюсь обратить в форму и никогда не страдаю от недостатка вдохновения. Работаю методом наколки и анализирую, насколько модель гармонична, и можно ли ее тиражировать в широком размерном ряду. Я не художник, которому плевать, поняли его или нет. Я отталкиваюсь от потребностей людей, комфорта и удобства.

Беседовала Анна Комиссарова

Рейтинг

Наши партнеры