Последние новости

Найти и обезвредить

23.09.2012
Найти и обезвредить
Производство и оборот контрафактных товаров оказывают серьезное негативное влияние на экономику, грубо нарушают права потребителей и владельцев товарных знаков. Бороться с этим явлением можно только при наличии четкой законодательной базы и согласованных действий правообладателя и правоохранительных органов. Даже если первое оставляет желать лучшего, то второе в силах осуществить любой правообладатель

FR#13, сентябрь 2010

Размер беды

Общеизвестно, что львиная доля одежды и обуви завозится в нашу страну с помощью «серых» схем. По данным РБК, объем теневого производства и нелегального импорта одежды составляет сегодня примерно 50%. При этом зоной дистрибуции такой продукции являются не только места нецивилизованной торговли, или, попросту говоря, рынки и лотки, где, кстати, покупают одежду 23% россиян. Данные finam.info и собственные опросы Rustm.Net за 2007–2009 годы показывают, что 20–35% мультибрендовых магазинов в стране наполнены контрафактной продукцией. Напомним, что российское законодательство считает контрафактными те товары, этикетки и упаковки товаров, на которых незаконно используется охраняемый товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение

Официально считается, что благоприятную среду для распространения контрафакта обеспечивают низкий уровень доходов населения, недостаточный таможенный контроль ввоза товаров, невысокая профессиональная подготовка продавцов, малая осведомленность и толерантное отношение потребителей. Андрей Магарик, главный редактор портала «Российские торговые марки», однажды высказал достаточно радикальное мнение о том, что если неформальные рынки существуют, значит это кому-нибудь нужно. «Неформальные рынки выравнивают дисбалансы развивающихся экономик: поддерживают рабочие места, обеспечивают легальный рост и сбор налогов, выравнивают распределение доходов, формируя «теневой» средний класс и обеспечивают диффузию брендов снизу на рынке потребительской продукции, востребованную ростом доходов домохозяйств с неотложенным спросом на товары краткосрочного пользования, в частности на одежду».

Неформальный рынок одежды в России действует как конгломерат деловых сетей – устойчивых замкнутых связей между субъектами рынка. При этом формальные и неформальные рынки взаимодействуют между собой по правилу «сообщающихся сосудов». И функционирует неформальный рынок благодаря компромиссу интересов его участников – бюджета и «белых» игроков.

Опыт компании «Власта-Консалтинг», приобретенный в ходе выполнения программы по защите товарных знаков, также свидетельствует о высокой степени организованности бизнеса, построенного на производстве и реализации контрафактной продукции. В нем участвуют как коррумпированные чиновники, так и высококлассные юристы, осуществляющие юридическое прикрытие. В большинстве случаев защита интересов контрафактного бизнеса организована на более высоком уровне, чем действия правоохранительных органов по его пресечению.

Огнем и мечом

Между тем многие российские и иностранные компании верят в здоровую конкуренцию и обеспокоены защитой своих исключительных прав. Это всемирно известные производители косметической, парфюмерной, алкогольной и фармацевтической продукции, бытовой техники, автозапчастей, программного обеспечения, сигарет, одежды и обуви – L’Oreal, Borsch, D & G, Louis Vuitton, Adidas, Reebok, Nike,Proctor & Gamble, многие другие. Они уделяют этому большое внимание и тратят немалые средства. И число правообладателей, разворачивающих активную деятельность по защите своей интеллектуальной собственности, растет год от года. Так, по словам Ирины Леоновой, руководителя юридического отдела компании «Власта-Консалтинг», сегодня в таможенный реестр включено около 1,7 тыс. объектов интеллектуальной собственности. И пусть производство и распространение контрафактной продукции относится к числу глобальных явлений, искоренить которые полностью нельзя, можно постараться свести ущерб от него к минимальному уровню. Опыт компании «Власта-Консалтинг» показывает, что активная позиция правообладателя в деле защиты своей интеллектуальной собственности, продуманная и грамотно подготовленная комплексная программа, которая реализуется компетентными специалистами, позволяет достичь значительных успехов в борьбе с подделками. В 2008 году в рамках реализации такой комплексной программы по защите прав на товарные знаки компаний – активных участников борьбы с контрафактной продукции – правоохранительными и таможенными органами проведено свыше 2 тыс. проверочных мероприятий в местах продажи, хранения и производства контрафактной продукции. В итоге из оборота изъято более чем 160 тыс. единиц контрафакта.

На семь бед – комплексный ответ

Ирина Леонова объяснила FR, каким образом правообладатель может защитить себя от нелегальных конкурентов: «Эффективная защита исключительных прав возможна только при использовании комплексного подхода, включающего и постоянный мониторинг рынка, и регулярный сбор информации о производителях, продавцах (розничных и оптовых) для последующего предоставления информации в правоохранительные органы, и юридическое сопровождение дел, как на стадии расследования, так и в суде, и в работе со СМИ». Компания-правообладатель может сделать это силами своей специально созданной службы либо привлечь специальные агентства – профессионалов в сфере оказания услуг по защите прав.

Так, действенным механизмом взаимодействия таможенных органов с правообладателями является специальный таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности ФТС РФ. В случае если у правообладателя есть основания полагать, что при перемещении контрафактных товаров через таможенную границу, а также при совершении других действий с товарами, его права могут быть нарушены, он может обратиться с заявлением о принятии мер по включению товарного знака в реестр и приостановлению выпуска таких товаров. Впоследствии при выявлении признаков контрафактности таможенные органы будут приостанавливать выпуск подозрительных товаров. Происходит это следующим образом. Правообладатель информируется о всех фактах задержания. В ответ он посылает заявление, и товар не допускается в свободное обращение на рынке. Реагировать нужно оперативно, поскольку в случае игнорирования запросов таможенных органов может встать вопрос об исключении товарного знака из Реестра. Надо трезво оценивать свои ресурсы и возможности по оказанию содействия правоохранительным и таможенным органам по защите своей интеллектуальной собственности. Ы случае необходимости можно обратиться в специальные агентствам. Тем более что структура ЦБПСПР И ИАЗ ГУВД (подразделение по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка и исполнения административного законодательства), выполнявшая основной объем работы по выявлению и пресечению незаконного использования прав на объекты интеллектуальной собственности и привлечения лиц к административной ответственности, недавно была упразднена. Эти изменения вызвали широкий резонанс и стали поводом для многочисленных обращений в ГУВД г. Москвы и МВД РФ. Сейчас ведется работа по созданию новой структуры с аналогичными функциями. Заработать она должна будет в конце августа.

Как оно на практике

Ирина Леонова считает, что даже в существующей ситуации продуманные и отлаженные действия отдельного правообладателя могут принести ощутимый эффект. Также вполне реально распространить действие программы по защите интеллектуальной собственности на всю территорию Российской Федерации.

Эксперт отмечает, что с 2000-х годов отношение государственных контролирующих и правоохранительных органов к проблеме контрафакта принципиально изменилось. Мы уже упоминали о создании специального таможенного реестра объектов интеллектуальной собственности; успешно действует Управлении по борьбе с правонарушениями на потребительском рынке (УБЭП) МВД РФ и другие компетентные органы.

В 2002 году Управление по борьбе с экономическими преступлениями ГУВД г. Москвы осуществило крупнейшую операцию по пресечению оборота контрафактной продукции в России на территории московского рынка «Салют 3». В течение месяца представители правообладателей – производителей спортивной одежды изучали этот рынок, выявляя торговые точки с контрафактом. Собранная информация была передана в правоохранительные органы. В результате было изъято около 42,5 тыс. единиц контрафактной продукции. Не обошлось без эксцессов. Представители вьетнамской общины несколько раз устраивали массовые беспорядки вокруг территории рынка, оказывая серьезное противодействие правоохранительным органам, несколько сотрудников милиции получили ранения различной степени тяжести. Для наведения порядка был вызван ОМОН. После окончания операции московское правительство приняло решение о закрытии рынка «Салют 3».

Несколько позже в Краснодарском крае была проведена проверка фабрики, принадлежавшей ООО «Ейская мануфактура». Оказалось, что там изготавливаются спортивные костюмы с незаконным использованием товарных знаков. В результате со склада предприятия было изъято и помещено на охраняемый склад в Краснодаре 8,298 тыс. спортивных костюмов на сумму свыше 10 млн руб. В августе 2004 года генеральному директору ООО «Ейская мануфактура» Василию Багринцеву было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ст. 180 УК РФ. В июне 2006 года решением Ейского городского суда он был признан виновным. Контрафактные товары были уничтожены.

Преступление и наказание

Существуют разные способы пресечения продажи контрафактной продукции. Например, правообладатель может потребовать от нарушителя прекращения противозаконной деятельности. Если это не помогает, он обращается в суд. Правоохранительные органы применяют санкцию изъятия контрафактной продукции. Затем проводится экспертиза товара, по результатам которой выносится решение о возбуждении уголовного дела или дела об административном правонарушении. Правда, на рынке, как правило, сложно найти хозяина товара. Нарушитель, в принципе, может после уведомления изменить юридическое название, но многие фирмы предпочитают отказываться от продукции.

За незаконное использование, в частности, товарного знака предусмотрена гражданская (ст. 1515 ГК РФ), уголовная (ст. 180 УК РФ) и административная ответственность (ст. 14.10 КоАП РФ).

Уголовная ответственность наступает, если незаконное использование товарного знака совершалось неоднократно или причинен крупный ущерб – сегодня он составляет 1,5 млн руб. (ранее 250 тыс. руб.). «Максимальное наказание – лишение свободы на срок до шести лет. Но на практике нарушители часто отделываются незначительными штрафами, – рассказывает Ирина. – Самый крупный – 40 тыс. руб. плюс конфискация». Прецедента, когда нарушителя лишали свободы на шесть лет, в российской практике еще не было.

Контрафактная продукция уничтожается по приговору суда. Анализ правоприменительной практики показывает, что, к сожалению, приговоры не всегда адекватны совершенным деяниям. Организаторы подпольных производств получают штрафы и условные наказания и зачастую продолжают незаконную деятельность. Санкции за нарушение исключительных прав на интеллектуальную собственность несравнимо малы по сравнению с доходами, извлекаемыми при производстве и распространении контрафакта.

Контрафакт как глобальное явление есть везде. Практической опыт России по борьбе с подделками насчитывает всего девять лет, тогда как в США и Западной Европе интеллектуальная собственность охраняется веками. Закон штата Массачусетс от 17 марта 1798 года гласит: «Нет собственности, принадлежащей человеку более, чем та, которая является результатом его умственного труда». А в ряде европейских странах установлена ответственность не только для продавцов, но и для покупателей контрафактной продукции. То есть если человек сознательно и не в первый раз покупает поддельную сумочку D & G, его выслеживают и штрафуют на кругленькую сумму. Кстати, по сообщению агентства «Интерфакс» со ссылкой на заместителя начальника ГУВД г. Москвы Александра Мельникова, поступают предложения «использовать положительный опыт европейских стран и рассмотреть вопрос установления уголовной и административной ответственности за покупку контрафакта». Но, как мы видим, пока спасение утопающих – дело рук самих утопающих.

Анна Комиссарова

Рейтинг

Наши партнеры