Последние новости

Под угрозой текстильного ига

23.09.2012
Под угрозой текстильного ига
У российских производителей одежды накопилось много вопросов к государству. Например, почему министерский департамент, который курирует их деятельность, носит название лесной и легкой промышленности? Почему на территории нашей страны производится лишь не самый востребованный лен, а таможенные ставки на действительно нужные ткани непомерно высоки? И самый главный вопрос: есть ли вообще будущее у российской текстильной и легкой промышленности?

FR#15, апрель 2011

Россия как лакомый кусок

Журнал WWD (Women's Wear Daily) в этом году поставил Россию на девятое место в списке десяти самых важных международных рынков. А по данным консалтингового агентства Esper Group, в первом квартале 2010 года оборот рынка одежды составил 10,8 млрд евро, что на целых 57% больше, чем за аналогичный период 2009 года. Спрос на одежду среднего ценового сегмента «подтолкнул» российский рынок к постепенному выходу из кризиса. Так что свои перспективы в России европейские торговые сети видят радужными. Прогнозы экспертов обещают стабильный рост – не меньше 10% в год. По подсчетам президента Европейского совета по экспорту модной одежды (EFTEC) Райнхарда Депфера к 2012 году розничный оборот одежды в России составит 38 млрд евро. Экспансия на российский рынок иностранных марок, безусловно, продолжится. Эксперты из WWD считают, что наибольшую активность будут проявлять производители молодежной модной одежды по демократичным ценам, следуя успешному примеру сетей магазинов H&M, River Island, New Look, Miss Selfridge, Uniqlo и многих других. Лавина демократичной моды, двигаясь с бешеной скоростью производственных циклов, все больше угрожает премиальным брендам.

Выбора нет

Конечно, у российских одежных компаний никогда не было причин расслабляться из-за отсутствия конкурентов. К примеру, импорт текстильных изделий за год (июль 2010-го к июлю 2009-го), если верить Росстату, вырос на 40%. Однако сегодня ситуацию вдвойне накаляет процесс удорожания производства. Как известно, в Китае – мировой кузнице легкой промышленности – жизнь по-прежнему хороша, несмотря на некоторое замедление роста. Для справки напомню, что в Китае отшивается порядка 400 000 различных марок одежды, из которых 49,3% – иностранные, и среди них 60% – это известнейшие мировые бренды (по данным World Luxury Association). Так, повышение уровня жизни и, самое главное, зарплат рабочих привело к сокращению заказов и росту издержек производства и логистики на одну единицу изделия. Кроме того, многие компании получали отказ от китайских партнеров из-за невыполнения требований по объему. Таким образом, условия размещения производства в Китае становятся все менее привлекательными, а для многих российских производителей и попросту неконкурентоспособными. Ведь они сталкиваются с проблемами не только объемов и производственных требований, но и финансовыми вопросами – валютными и кредитными рисками, поскольку инфляция юаня вкупе с инфляцией рубля не выгодна ни для производства, ни для сбыта.

А отсутствие производственной базы в собственной стране, по сути, не оставляет выбора российским игрокам: ускоренно расширяться, чтобы обеспечить экономику масштаба и представительство в Китае, или активно искать новые способы и места размещения производства, будь то в России или за ее пределами. Причем первое связано с временным и технологическим фактором, второе – с повышенными рисками инвестирования.

На сегодняшний день российские компании размещают производство преимущественно в Китае, реже – в Белоруссии и среднеазиатских республиках. Конечно, вследствие объединения экономического пространства между Белоруссией, Россией и Казахстаном часть производств (по мнению экспертов – до 10%) может быть перенесена к нашим соседям. Однако это все, как говорится, мертвому припарки.

Работающие в России фабрики либо загружены только наполовину, либо обслуживают оборонную промышленность, и лишь немногие, такие как FOSP (бывший «Труд»), «Большевичка», «Первомайская Заря», смогли перерасти в торгово-производственные компании. Надо отдать должное, лучшие из них не только сохранили собственное производство, но и создали на внутреннем рынке популярные торговые марки среднего сегмента (Zarina, Befree, Love Republic, Fosp, БТК, Onegin). Однако, по оценке экспертов, доля отечественных компаний на российском рынке одежды составляет всего 4%, а себестоимость пошива одежды в нашей стране по-прежнему на 60-70% выше, чем в Китае. И это еще без учета высоких таможенных пошлин на ткани и фурнитуру.

Текстильная промышленность после распада Союза сжалась до предела. В период перестройки текстильные предприятия так и не смогли перестроиться и продолжили выпускать невостребованную в сегменте одежды продукцию (например, лен и ситцы) и очень узкий ассортимент. Они сосредоточились только на двух направлениях – производстве тканей для постельного и столового белья (на внутреннем рынке они составляют 90%), а также для спецодежды. При этом самые оптимистичные анализы технического состояния текстильного оборудования показывают, что только 13% соответствует современному уровню, 53% подлежит модернизации и 34% требует замены как морально и физически устаревшее. Поэтому ткани российские производители одежды вынуждены закупать либо в Европе, либо в Азии и ввозить по высоким пошлинам. Такое положение дел сдерживает появление и развитие российских марок. Без значительного стартового капитала или состоятельных покупателей они обречены на гибель, так и не успев родиться.

Мода без индустрии, потенциал без поддержки

А между тем количество креативно мыслящих и просто людей, желающих построить бизнес на производстве модной одежды, в России год от года растет. Создатели молодых российских дизайнерских марок смотрят на западные модные дома и прославленные одежные бренды и пытаются выжить всем смертям назло. Дважды в год выпускают коллекции, демонстрируют их на Неделях моды, отдают на реализацию в специализированные магазины и даже пытаются засветиться на главных подиумах мира. В общем, стараются максимально проявить себя в ожидании какого-нибудь инвестора. Интеллектуального потенциала у российской модной индустрии предостаточно. А еще на просторах Родины водится много рабочей силы и уж точно где-то водятся финансовые ресурсы. Дело остается за государством, которое должно, наконец, создать условия для развития отрасли, где капитал вообще-то быстро оборачивается. В противном случае весь потенциал так и останется нераскрытым. Или мы окончательно попадем под китайское или европейское текстильное иго, если не сможем составить достойную конкуренцию на собственном рынке. Также совершенно очевидно, что зоной безопасности для российских предприятий (как торгово-промышленных, так и работающих на условиях производственного аутсорсинга) на пути огромного потока импортной продукции может стать развитие производственных площадок для выпуска брендированных продуктов.

Если государство так ничего и не предпримет, то неудивительно, что совсем не в страшном сне мы однажды обнаружим, что почти все торгово-производственные компании на территории России принадлежат воспитанникам Великой Хуанхэ. Первые китайские ласточки прилетели еще в феврале 2007-го в село Харламово (Таврический район Омской области), где был запущен цех по производству сланцев из силикона и полистирола. Его учредители – уроженцы Китая, один из них 13 лет выращивал в Харламово овощи, а потом нашел на родине партнеров и решил заняться новым бизнесом. Все сырье и оборудование завозится из Китая. Ежесуточно в цехе выпускается до 30 000 пар обуви по цене 50 рублей за пару. В цехевместе с китайскими рабочими трудятся и местные жители, которых китайские инвесторы обеспечивают полным соцпакетом, достойной зарплатой, бесплатным трехразовым питанием и бесплатным обучением на современном импортном оборудовании. Так китайцы решили вопрос с российской безработицей в густонаселенном пригородном районе.

С барского плеча

Представители власти в лице Олега Кащеева, заместителя директора Департамента лесной и легкой промышленности Министерства промышленности и торговли РФ, недавно озвучили бизнес-сообществу все, что они думают по поводу чахлой легкой и текстильной промышленности. Олег Кащеев уже успел выступить на круглом столе выставки «Индустрия моды» в Санкт-Петербурге, во время деловой программы Volvo Fashion Week и на многих других мероприятиях. По его словам, государство уже поддерживает российских производителей одежды, вдохновляясь принятой «Стратегией развития легкой промышленности на период до 2020 года».

Выход из сложившейся ситуации оно видит в создании пилотных кластерных проектов в пяти регионах: Ярославской, Вологодской, Костромской, Волгоградской и Ивановской областях. «Пилотные проекты – локомотивы текстильной и легкой промышленности, которые должны вытянуть отрасль на тот уровень, который она достойна занимать», – считает он.

Первые три проекта связаны с переоснащением льняных комбинатов. «У нас на территории России из натурального сырья сейчас растет только лен. До 1937 года рос и хлопок, но потом Сталин принял решение о том, чтобы его выращивали только в Средней Азии», – оправдывался Олег Кащеев перед своими слушателями на деловом форуме Volvo Fashion Week.

В Иванове попытаются перейти с ситцев на полиэфир. На эти цели государство выделило 9 млрд руб. Уже подписан договор с ярославским и ханты-мансийским нефтеперерабатывающими заводами, где химические нити будут производиться для ивановских предприятий. А они в свою очередь начнут создавать ткани принципиально нового ассортимента.

В Волгоградской области планируется создать текстильный кластер на базе Камышинского хлопчатобумажного комбината. Общая стоимость проекта – 10 млрд руб., а срок окупаемости – 5-7 лет. Предполагается, что помимо производителей конечной продукции в состав кластера войдут предприятия, выпускающие химические волокна и текстильную химию (ОАО «Химволокно», ОАО «Волжский оргсинтез», ОАО «Каустик», ОАО «Химпром»), а также учебные заведения, которые готовят кадры для легпрома, предприятия, производящие фурнитуру, упаковку, полиграфию, логистические и выставочные центры, дома моды и объекты торговли.

Запуск пилотных проектов сопровождается созданием специальных условий для технической и технологической модернизации производства. По словам Кащеева, теперь практически все технологическое оборудование для предприятий легкой и текстильной промышленности освобождено от ввозных таможенных пошлин. По-прежнему субсидируются процентные ставки по кредитам, взятым на техническое перевооружение. Кащеев пообещал, что в 2011 году продолжительность срока договоров по субсидированию будет увеличена с 5 до 10 лет.

Как справедливо заметил представитель министерства, чтобы отечественная промышленность поднималась, необходимо также создать условия для привлечения инвестиций. «Важно, чтобы в отрасль пришел крупный бизнес. Только тогда можно будет ожидать иностранных инвестиций, – объясняет Кащеев. – Для этого государство борется с контрафактом». Безусловно, бороться с ним надо, ведь каждый стандартный контейнер с китайской одеждой стоимостью 14 млн руб., проходящий мимо таможни, лишает годовой зарплаты 15 швей. Если посчитать весь объем нелегальной продукции, находящейся на внутреннем рынке, то для его производства можно было бы обеспечить дополнительную официальную занятость до 950 тыс. человек. Так, по словам Олега Кащеева, усилиями государственных органов доля контрафакта на российском рынке за 5 лет снизилась на 10% (было 70%, стало 60%). «Это мы считаем существенной помощью российскому производителю», – говорит чиновник. Интересно тогда, почему до сих пор не ликвидируются вещевые рынки, где уровень легальности товара всем хорошо известен? Нет ответа.

«Мы в начале пути, – пытался вдохновить слушателей круглого стола на Volvo Fashion Week Олег Кащеев. – В текстильную промышленность начали приходить инвестиции, швейная промышленность у нас в авангарде. Производство нетканых материалов сейчас переживает невиданный рост: на 200% увеличилось производство геотекстиля, памперсов и прокладок».

Так что долгожданная перестройка в российской легкой и текстильной промышленности началась. Только, к сожалению, предложение Российского союза производителей одежды по обнулению таможенных пошлин ткани, которые не производятся и не будут производиться в России в ближайшее время, до сих пор находится на стадии обсуждения.

Анна Комиссарова

Рейтинг

Наши партнеры